ЧЕТВЕРГ

  Ну вот, ты опять проходишь мимо моих окон, повернув небрежно голову, чтобы никто вокруг даже не смел подумать, что выглядываешь мой силуэт за нечётким стеклом. Ты знаешь, что я всегда тебя увижу, а увидишь ли ты меня, тебя абсолютно не важно. Ты больше чем уверен, что за стеклом именно я в эту самую минуту. Ты словно издеваешься!..

  А я как завороженная слежу за твоим перемещением по дороге, пытаясь уловить, запомнить, навсегда запечатлеть в памяти твой такой родной, до боли знакомый и любимый силуэт! 

  Это шиза, как сказали бы девки. Последняя стадия. Мне определённо надо лечится… Хотя… От чего? От безответной любви как известно нет лекарств. И всё равно, я бы записала в разряд самых тяжёлых болезней, не смертельных, но и неизлечимых. Может я бы и не мучилась тогда. А так вот легко, сразу… Раз – и нет! Или, если бы очень хотела жить, никогда не влюблялась бы, терпела бы, мучаясь насильно навязанными самой себе равноушием и злобой, но всё равно берегла бы себя, свои здоровье и силы, и может быть тогда определённо была бы счастлива. Да, смешно! 

  И всё же больше я тебя ненавижу! Думаешь – не за что?! Ты глубоко заблуждаешься. Именно за это, за эту ПРОКЛЯТУЮ, ЧЁРТОВУ БЕЗОТВЕТНУЮ ЛЮБОВЬ!!! Ты даже не можешь знать, сколько боли ты приносишь мне каждый день и как это невыносимо стремиться только лишь увидеть тебя хотя бы пару раз в день, потому что без этого жить уже не получается! Я превратилась в наркоманку и мой наркотик – ТЫ.

  Безумно и глупо, ужасно и стыдно, это конечно больше похоже на страшный сон, на какой-то нескончаемый безликий кошмар… Но всё происходит на самом деле! И что самое ужасное – именно со мной.

  Ты наверное никогда не узнаешь о моих страданиях, если конечно я однажды не сойду с ума окончательно и не предоставлю всё это тебе, попутно пытаясь разбить себе голову об стену и одновременно вскрыть себе вены, чтобы испачкать тебя своей кровью, чтобы успокоиться и забыть, навсегда, вместе со смертью. А ты… Делай потом что хочешь! И если у тебя есть совесть, ты наверно пожалеешь меня, даже заплачешь. Но будет уже поздно.

  Но это лишь мечты. К несчастью  (а может и наоборот), я слишком разумна и никогда не теряю голову. А пишу эти глупые письма в никуда. Зато они приносят облегчение. И можно жить дальше. До нового почти шизофренического взрыва, когда так хочется кричать тебе о том, что как бы я хотела, ну просто жаждала увидеть тебя на моём месте!!! И как бы я смеялась, если бы ты, а не я, так же глупо и безнадёжно смотрел в окна, с отсутствующим видом и до самой темноты, выжидая, когда я разок-другой может быть покажусь на горизонте и, поманив, снова исчезну до нового мимолётного видения, напоминающего галлюцинацию.

  Это можно писать бесконечно, пока не отпустит. Просто я иногда уже немного боюсь. Всё это начало приобретать всё более устрашающие формы. Вот недавно, ты прошёл вот также, а я вскрикнула и закрыла лицо руками, не в силах успокоиться, выла как сумасшедшая, сама не понимая почему. Потом ужасно закружилась голова и дико захотелось упасть. Упасть – и больше не вставать. Закрыть глаза – и больше не открывать. Дебильное чувство. Это беспомощность. И это – крышка.

  Я прекрасно держу себя в руках, когда рядом люди. Я спокойна, даже хладнокровна и горжусь этим. Редкие вспышки аффекта случаются только при очень острых наших ссорах. И то – ненадолго. Меня все оправдывают. Теперь эти ссоры вызываешь ты. И все сходятся на мысли, что ты стал агрессивнее и уже всех достал.

  Недавно мы поссорились очень сильно.  Впервые за время долгого твоего отсутствия и пока ещё не такого далёкого времени, прошедшего со дня прихода. Так плохо уже давно не было. Всё было как раньше, как в детстве  и даже ещё хуже. Всё было очень жестоко. Я думала – убью тебя и не пожалею. А потом – что никогда не прощу. Но на следующий же день, я уже отошла, остыла и простила тебя. ю\боюсь произносить слово «люблю», но как ещё объяснить, что я не могу тебя долго ненавидеть?..

  Весь год до этого, я жила сравнительно спокойно. Но теперь всё возвращается на круги своя. И снова эти тупые страдания, тупая и никому ненужная боль, которая даже не имеет выхода, настолько сильно я  держу всё в себе. Это клиника.

  Сейчас стало немножечко легче и я снова могу быть сильной. Постараюсь сделать так, чтобы срывов было поменьше или не было вовсе. Тяжёлые мысли иссякают и можно жить дальше, и радоваться тому малому, что есть. Однако обидно понимать, что этого малого ещё меньше, чем у других людей и их обыденное мне почему-то не позволено…

14.01.10г.

Обсудить у себя 0
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: